Четверг, 26.11.2020, 21:27
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Русь и Германия при Святославе Игоревиче

Ч. 8
В то время специфическая связь между Русью и магдебургским проектом Оттона I была уже неясна, так что формулировки учредительных грамот воспринимались как канонически некорректные и были дополнены обычным, как мы видели, оправданием: «... епископ Адальберт, поначалу поставленный для земли ругов, но изгнанный [оттуда] не по своему нерадению, а вследствие их злонравия».
Итак, создается впечатление, что какие-то соображения, диктовавшиеся ситуацией конца 60-х гг. (ибо через четверть века они уже были непонятны или неактуальны), побуждали императора напомнить о пребывании Адальберта на Руси, но с характерным умолчанием о причинах его удаления оттуда. Что это могли быть за соображения?
Определенный свет проливает на них, как нам кажется, папская булла первому магдебургскому архиепископу. Если император мог обойти молчанием канонические нюансы, связанные с поставлением русского епископа на новую кафедру, то этого, разумеется, не мог себе позволить римский первосвященник.
И в самом деле, в булле Иоанна XIII Адальберту читаем: «Так как тебя (Адальберта), собрата и соепископа нашего, некогда посланного к язычникам, клир и прихожане святой магдебургской церкви, памятуя о том, что блаженной памяти предшественник наш папа Захарий поставил во главе майнцской церкви блаженного Бонифация, [до того] посланного к язычникам, просят возвести в архиепископский сан ... считаю тебя достойным быть их ар­хиепископом».
Зачем папе понадобилось ссылаться на прецедент со св. Бо­нифацием (ум. в 754 г.)? Правильный ответ на этот вопрос дал в свое время А. Хаук, причем ответ, для нас уже очевидный: Иоанн XIII старался тем самым предупредить сомнения относительно каноничности назначения на магдебург­скую кафедру иерарха, уже рукоположенного в епископы другого диоцеза.
Но почему в таком случае он не сделал этого самым простым и верным способом — указав на «злонравие» паствы, как это несколько позже сделали магдебургские легисты при архиепископе Гизилере? Думается, тому должны были быть определенные причины и, скорее всего, те же самые, которые побудили и Оттона I, с одной стороны, упомянуть о «русском эпизоде», а с другой — из­бегать прямых антирусских формулировок.
Присмотримся внимательнее к ана­логии Адальберт — Бонифаций, коль скоро именно она избрана папой в ка­честве юридического оправдания. Бонифаций, часто именуемый в литературе «апостолом Германии», до своего поставления на пост первого (титулярного) майнцского митрополита был миссийным епископом Гессена и Тюрингии, ко­торые затем в числе прочих земель к востоку от Рейна вошли в состав его мит­рополии. Следовательно, если оставаться при параллели Адальберт — Бони­фаций, выходит, что в представлении папы Адальберт оставался главой русской миссийной епархии.
Однако даже если император и рассматривал Русь как возможное поле деятельности магдебургских миссионеров, он отнюдь не был обязан при этом назначать на митрополию епископа Руси.
Категория: Русь и Германия при Святославе Игоревиче | Добавил: defaultNick (26.02.2012)
Просмотров: 1835 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика