Вторник, 18.06.2019, 21:47
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Русь и Германия при Святославе Игоревиче

Ч. 7
В таком случае очевидно, что указание на насильственное удаление Адаль­берта из Руси, его изгнание оттуда было совершенно необходимым для того, чтобы его назначение на магдебургскую кафедру выглядело юридически без­упречно. Действительно, Титмар после своего знаменательного «но» не пре­минул, как мы видели, добавить: «... и изгнанного оттуда язычниками».
Ха­рактерно, что такую же оговорку мы находим и в других источниках, упоми­нающих о назначении Адальберта на Магдебургскую кафедру. Укажем лишь те из них, которые имеют самостоятельное значение, т. е. текстуально не за­висят от других источников.
В хильдесхаймском протографе записи о русской миссии Адальберта, возникшем, вероятно, после 968 г. и легшем в основу из­вестий об этом событии в анналах так называемой херсфельдской традиции, также акцентируется мысль, что русские послы «во всем солгали, ибо упомяну­тый епископ (Адальберт) не избежал даже смертельной опасности от их происков».
Равным образом и в «Деяниях магдебургских архиепископов» (сер. XII в.) читаем: «Адальберт... был послан для проповеди ругам (Руси), но [этот] грубый народ, свирепый на вид и неукротимый сердцем, изгнал его из своих пределов... ибо по божественному промыслу ему должен был быть препоручен народ в наших краях, недавно обращенный». Достойно внимания, что в этом последнем случае оправдание бегства Адальберта из Руси логически прямо увязывается с его поставлением на митрополию в Магдебурге.
Таким образом, следовало бы ожидать, что в официальных, папских и импе­раторских, грамотах, сопровождавших назначение Адальберта магдебургским архиепископом, этот момент его канонической легитимации будет представлен в наиболее отчетливой форме.
И тут мы сталкиваемся с неожиданностью. Хотя и в папской булле Адальберту, и в учредительной грамоте, изданной для Магдебургской митрополии в канцелярии Оттона I, упоминание «русского прошлого» Адальберта присутствует, но ни в одном, ни в другом документе нет ни слова о том, что Адальберт покинул русскую епархию не по своей воле.
В грамоте Оттона I сказано, что «мы назначили архиепископом... досточти­мого мужа Адальберта, некогда назначенного и посланного епископом к ру­гам». Можно, конечно, предположить, что императора могли не интересовать тонкости канонического права, хотя такое предположение кажется нам мало­вероятным ввиду той обстоятельности, с какой Оттон I в течение многих лет готовил базу для создания Магдебургской архиепископии.
Но зачем тогда во­обще упоминать о «русском эпизоде», тем более неудачном? Ведь не упоми­нается же, например, о том, что Адальберт был аббатом Вайсенбургского мо­настыря в Эльзасе, хотя именно с поста вайсенбургского настоятеля он попал на митрополичью кафедру.
Это обстоятельство удивляет не только совре­менного исследователя; оно вызвало законное недоумение и в канцелярии магдебургского архиепископа Гизилера (981 —1004), когда там около 995 г. составляли заготовку подтвердительной грамоты Магдебургу со стороны папы, используя документы 968 г.

 

Категория: Русь и Германия при Святославе Игоревиче | Добавил: defaultNick (26.02.2012)
Просмотров: 2506 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2019
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика