Понедельник, 23.04.2018, 14:15
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Русь и Германия при Святославе Игоревиче

Ч. 2
В то же время внимательный анализ этих материалов помогает выявить ряд новых, пусть косвенных, но до­вольно красноречивых данных, которые, по нашему мнению, позволяют предполагать известный континуитет и цельность внешнеполитических связей Древ­ней Руси и Западной империи в течение десятилетий, предшествовавших офи­циальному крещению Руси при Владимире Святославиче в 988 г.
Как известно, в 959 г. Ольга отправила к германскому королю Оттону I (936—973) посольство с просьбой назначить для Руси епископа и священников. Отбывшая в 961 г. в Киев миссия во главе с членом королевской капеллы Адаль­бертом, поставленным в епископы Руси, успеха не имела, и уже в следующем году Адальберт вернулся в Германию. В науке существуют различные точки зрения относительно целей, которые могла своим посольством в Германию преследовать киевская княгиня, равно как и относительно причин неудачи миссии Адальберта.
Здесь не место вдаваться в эти различия. Важно другое. Как бы ни расценивать акцию Ольги, надо признать, что за ней стояли опре­деленные политические силы при киевском дворе, стояла, условно выражаясь, партия княгини Ольги, т. е. партия христианская, партия «внутреннего устрое­ния», которой обычно приписывают произошедшие в правление Ольги админи­стративные преобразования.
Оттону, конечно же, было ясно, что прохристианская группировка в Киеве, пусть и отодвинутая в первой половине 60-х гг. на второй план языческой партией возмужавшего Святослава, продолжала суще­ствовать. Следовательно, неуспех Адальберта не мог тогда рассматриваться в Германии как безупречный и окончательный.
Логично думать поэтому, что Русь как фактор международной политики и именно в смысле возможного восстановления церковно-политических связей между ней и Германией должна была так или иначе учитываться в масштабной внешнеполитической программе германского императора периода его третьего итальянского похода в 966— 972 гг.
Такое предположение тем более оправданно, что на имперском съезде в Кведлинбурге на Пасху 973 г., целью которого было продемонстрировать латинской Европе итоги урегулирования германо-византийских противоречий, среди других иностранных представительств присуствовало и русское посоль­ство.
Кведлипбургский съезд был мероприятием чрезвычайным. Это был апофеоз имперской политики Оттона I. Чопорный Константинополь наконец-то признал de jure за саксонским королем многообещающий титул императора; особый блеск новому императорскому двору придавало присутствие супруги соправите­ля и престолонаследника Оттона II гречанки Феофано, родственницы царство­вавшего тогда василевса Иоанна Цимисхия (969—976).
Несомненно, «импер­ская аура» придавала совершенно новое качество и восточной политике герман­ского короля, направленной не в последнюю очередь на создание в государствах, лежавших за непосредственными границами Германского королевства, церков­ной организации, руководимой немецкими митрополиями.
Так, в частности, в Кведлинбурге обсуждался вопрос об учреждении Пражской епископии. Зна­чение Кведлинбургского съезда для северо- и центральноевропейских соседей новой империи очевидно уже из одного необычайно представительного списка иностранных посольств: кроме послов Ярополка Киевского здесь присутствова­ли лично польский князь Мёшко I и чешский Болеслав II, посольства из Дании, Венгрии, Болгарии.

 

 

Категория: Русь и Германия при Святославе Игоревиче | Добавил: defaultNick (26.02.2012)
Просмотров: 2323 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика