Четверг, 14.11.2019, 01:10
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Русь и Германия при Святославе Игоревиче

Ч. 13
Но ведь это было отнюдь не так, ибо Лиутпранду было поручено, кроме всего прочего, дезавуировать предыдущего немецкого посла Доминика как согласившегося на уступки, не санкционированные Оттоном.
Далее, не лишенная риска затея с назначением епископа Руси на пост магде­бургского митрополита едва ли имела бы смысл, если бы была только пре­вентивной демонстрацией интереса Германии к потенциальному участнику со­бытий на юге Европы. Отмеченная нами выше броская аналогия с диплома­тической игрой вокруг треугольника Византия — Германия — Русь в 959— 961 гг. подводит нас к следующему решению вопроса.
Извлекая из политического небытия экс-епископа Руси и отправляя Лиут­пранда в Константинополь, Оттон I не просто был осведомлен о планах Руси на Балканах (скажем, через болгарских сторонников союза с Германией), но и рас­полагал сведениями об антивизантийских намерениях Святослава, а это было возможно только в случае прямых русско-германских контактов накануне появления Руси на Дунае в августе 968 г.
Мы склонны предполагать, что именно с этими русско-германскими переговорами и связано то «тайное письмо», полученное германским императором во время его похода в Апулию, которое столь роковым образом повлияло на течение этого похода и на карьеру абба­та Рихара.
Русско-византийская война 969—971 гг. со всей ясностью показала, что Святослав не подходил на роль простого исполнителя в рамках имперской по­литики Константинополя, а преследовал собственные цели.
Нам кажется, было бы упрощением думать, будто антивизантийский поворот в политике киевского князя на Балканах был вызван «обидой» на «льстивых греков» после инспирированного византийской дипломатией набега печенегов на Киев в период между осенью 968 и весной 969 гг.
Причинно-следственная связь была, скорее, обратной. Если положиться на сведения Льва Диакона, что Святослав с самого начала намеревался поддержать претензии патрикия Кало­кира на трон василевсов 74, то придется признать, что уже в момент перегово­ров с Калокиром (т. е. осенью 967 — весной 968 гг.) киевский князь имел далеко идущие планы войны не только с Болгарией, но и с Византией. Такие планы предопределяли и выбор союзников.
Не только Калокир, посвященный в хитро­сплетения византийской политики, но и опыт русской дипломатии, всего лишь несколько лет назад с успехом использовавшей Германию как противовес Византийской империи, могли навести Святослава на мысль о союзе с Отто­ном I.
Вероятно, одним из условий предложенного германскому императору союза была готовность Святослава допустить возобновление миссийной еписко­пии в Киеве. Оттону же русские предложения давали в руки, кроме всего про­чего, еще и инструмент нажима на Константинополь, которым он не преминул воспользоваться.
Главным козырем Лиутпранда в его спешном посольстве как раз и был потенциальный русско-германский союз против Византии, от которого германский император, как и в 960 г., готов был отказаться ценой признания византийским двором renovatio Imperii на латинском Западе.
Категория: Русь и Германия при Святославе Игоревиче | Добавил: defaultNick (26.02.2012)
Просмотров: 1614 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2019
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика