Четверг, 26.11.2020, 21:08
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Русь и Германия при Святославе Игоревиче

Ч. 11
Не вдаемся здесь в ученый спор, прав или неправ Лев Диакон, сообщая о прямом военном конфликте между Болгарией и Византией в 967 г., имел ли место на самом деле поход Никифора на болгар летом этого года или дело ог­раничилось инспекцией фракийских крепостей, как пишет о том Скилица.
Ясно одно (и именно это сейчас важно для нас): непосредственно или потен­циально Болгария в 967 г. угрожала Ромейской державе. Вот почему в январе 968 г. германский император был так уверен, что греки не решатся на войну с ним. Гипотеза о наличии в это время какого-то германо-болгарского союза представляется нам основательной.
После не состоявшегося летом 967 г. прими­рения с Болгарией Никифор засылает в Киев Калокира, направляя Святосла­ва на болгар, и вступает в затяжные переговоры с немцами. Характер ви­зантийских требований в этих переговорах показывает, как мы уже отмечали, что главным для греков было выиграть время.
Никифор не отваживался идти на открытую войну с Германией (в этом Оттон был прав) и выступить на сторо­не Адальберта, сына свергнутого Оттоном итальянского короля Беренгара, пока не получит известий о результатах миссии Калокира. Судя по тому, что 19 июля в Италию был отправлен флот, везший деньги для наемников Адальберта, а 22 июля сам Никифор выступил против арабов, эти результаты к тому вре­мени были налицо, хотя русское войско появилось на Балканах только в пер­вой половине августа 968 г.
Несомненно, в планы Никифора не мог входить полный разгром Болгарии Святославом, что было бы гибельно для Византии; Константинополю было вполне достаточно нейтрализовать Болгарию с помощью русской угрозы, а еще лучше — связать руки обеим державам затяжной взаимной войной.
Именно поэтому переговоры Калокира в Киеве едва ли были тайной для болгарского двора. Дружественные переговоры, которые в июне 968 г. вело в Константинополе болгарское посольство, свидетельствуют о том, что в тот момент угроза готовившегося вторжения Руси на Балканы стала действенным фактором злободневной политики.
Естественно, что это обстоя­тельство, которое к июню 968 г. определило поворот в болгарской политике по отношению к Византии, вполне могло повлиять также на византийскую, бол­гарскую и русскую политику Германской империи.
В пользу такого вывода говорят и некоторые наблюдения над хронологией событий. Мы видели, что неожиданная отставка Рихара и не менее внезапное посольство Лиутпранда относятся к марту — апрелю, т. е. возрождение идеи «русской миссии» немецкой церкви и резкий поворот в позиции Оттона I отно­сительно Византии в 968 г. произошли одновременно.
Более того, синхронными оказываются также крах миссии Лиутпранда и официальное поставление Ада­льберта на митрополию. Такое совпадение достойно внимания. В самом деле, получив, наконец, после смерти епископа Бернхарда долгожданную свободу рук в магдебургском вопросе, Оттон, казалось бы, должен поспешить с его оконча­тельным решением.
Категория: Русь и Германия при Святославе Игоревиче | Добавил: defaultNick (26.02.2012)
Просмотров: 1908 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика