Воскресенье, 20.09.2020, 16:30
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Рождение Руси ч. 2

Культура Руси IX-XIII веков - 8
А. А. Шахматовым и А. В. Арциховским установлено, что рисунки, как и текст, повторяют оригинал – свод 1206 года. Дальнейший анализ позволил определить, что и составители Владимирского свода не были первыми авторами и художниками – в их распоряжении имелась целая библиотека иллюстрированных ("лицевых") летописей, включавших и свод 997 года, и свод Никона 1076 года, и "Повесть временных лет" Нестора, и киевское летописание эпохи Мономаха и его сыновей, и разное летописание второй половины XII века. В руках владимирских сводчиков были даже такие лицевые летописи, из которых они брали рисунков больше, чем текста. Мы можем судить о том, что Киевская летопись Петра Бориславича была иллюстрированной, так как в Радзивилловской есть миниатюры, изображающие события, описание которых в тексте этой летописи отсутствует и имеется только в Киевском своде 1198 года (Ипатьевская летопись): совещание Изяслава Мстиславича с венгерским королем, посольство боярина Петра Бориславича к Владимиру Галицкому (1152 год) и др. Нигде в тексте Радзивилловской летописи не говорится об участии княгини в убийстве Андрея Боголюбского, а на рисунке мы видим, помимо бояр-убийц, княгиню, несущую отрубленную руку своего мужа. Другие источники подтверждают участие княгини в заговоре.
Наличие иллюстраций в своде 997 года доказывается формой мечей, характерной для середины X века, и формой корчаг тоже X века, сохраненной при всех перерисовках.
Большой интерес представляют зарисовки первоначального вида древней архитектуры Киева, Переяслав-ля, Владимира. Десятинная церковь в Киеве (996 год) разрушена Батыем в 1240 году и копиистам XV века была неизвестна, а на миниатюре она изображена такой, какой ее удалось восстановить только по результатам раскопок XX века.
Исходные иллюстративные материалы свода 1206 года, относящиеся к разным летописям XI и XII веков, вводят нас в область литературно-политической борьбы того времени, может быть, даже в большей степени, чем летописный текст, так как отбор сюжетов для иллюстрирования особенно рельефно выражал субъективную тенденцию иллюстратора. В миниатюрах Никона Тмутараканского (1076 год) четко прослеживается симпатия к Мстиславу Тмутараканскому и враждебность к Ярославу Мудрому и его старшему сыну Изяславу. Художник же, рисовавший миниатюры к летописанию Изяслава, проявил неслыханную дерзость – он отомстил Никону, изобразив его в виде осла (!) на игуменском месте в церкви.
Редакторская обработка труда Нестора князем Мстиславом сказалась в обильном иллюстрировании всех (даже мелких) эпизодов из раннего периода жизни самого Мстислава. Любопытную особенность художественной школы эпохи Мономаха и Мстислава представляют иронические пририсовки на полях: змея (победа над половцами), собака (свары князей), кот и мышь (удачный поход 1227 года), обезьяна (испуганные торки), лев, которого бьют дубиной (поражение Юрия Долгорукого, имевшего в гербе льва), и т. п. Одна из таких пририсовок представляет особый интерес: когда в 1136 году черниговские Ольговичи начали одну из тех кровавых усобиц, по поводу которых говорили тогда: "Почто сами ся губим?" – художник-киевлянин пририсовал на полях глубоко символичную фигуру воина-самоубийцы, вонзающего кинжал себе в грудь. Это был как бы эпиграф к повествованию о распаде Киевской Руси.
Владимирский летописный свод 1206 года был не только образцом роскошной государственной летописи одного княжества – он отразил в себе художественную культуру Руси за несколько столетий.
Важным показателем уровня культуры является архитектура. Большинство жилых построек в городах, укреплений, дворцов и даже церквей строилось из дерева. Археологические раскопки показали многообразие деревянного строительства и существование в XI – XIII веках трех – и четырехэтажных зданий ("вежи"-донжоны, терема). Многие деревянные формы – башни, двускатное покрытие – повлияли впоследствии на каменное зодчество.
Квинтэссенцией средневековой архитектурной мысли и на христианском Западе, и на мусульманском Востоке были храмовые постройки. Так было и у нас. Постройка церкви была рассчитана как на то, чтобы поразить воображение современников, сделать церковное здание и местом театрализованного богослужения, и школой познания новой религии, так и на то, чтобы быть долговечным памятником, связывающим строителей с далекими потомками.
Исследователи образно называют средневековый собор "глубинной книгой" эпохи: зодчий организует архитектурную форму, которая должна вписываться городской пейзаж, а в своем интерьере отвечать задачам богослужения; живописцы расписывают в несколько рядов все стены и своды здания; мастера золотых и серебряных дел куют, отливают и чеканят паникадила и церковную утварь; художники пишут иконы; вышивальщицы украшают тканые завесы; писцы и миниатюристы готовят библиотеку необходимых книг. Поэтому действительно каждый такой церковный комплекс является показателем уровня мудрости и мастерства в том или ином городе.
Долгое время считалось, что древние зодчие строили все на глазок, без особых расчетов. Новейшие исследования показали, что архитекторы Древней Руси хорошо знали пропорции ("золотое сечение", отношения типа а:гЫ1 и др.), что им было известно в архимедовской форме я = 66/22. Для облегчения архитектурных расчетов была изобретена сложная система из четырех видов саженей. Расчетам помогли своеобразные графики-"вавилоны", содержащие сложную систему математических отношений. Каждая постройка была пронизана математической системой, которая определяла формат кирпичей, толщину стен, радиусы арок и, разумеется, общие габариты здания.
Категория: Рождение Руси ч. 2 | Добавил: defaultNick (02.05.2012)
Просмотров: 1856 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика