Четверг, 16.08.2018, 18:43
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Рюрик ч. 3

Призвание варягов: история и легенда - 17
Именно «ряд», заключенный местными племенами с варягами, как уже отмечалось историками, и послужил, по всей видимости, основой для дальнейшей новгородской традиции приглашения князя на престол и заключения с ним определенного соглашения, договора. Становится понятным в этом случае и уход преемника Рюрика Олега вместе с Игорем и дружиной из Новгорода на юг Руси. Ограничения княжеской власти, установленные «рядом», не позволяли князьям самостоятельно распоряжаться «государственными доходами», собранной данью, чувствовать себя полноправными правителями. Власть же Олега в Киеве оказывается основанной не на договоре, а на праве завоевателя. Князь как бы вырывается из-под контроля местной верхушки, становится более самостоятельным в своих решениях. Хотя, конечно, учитывать определенные традиции и установленные порядки он был должен. Иначе с ним могло произойти то, что случилось с Игорем, убитым древлянами, с которых он попытался собрать тройную (!!!) дань.
Подобные договоры с норманнами известны и в Западной Европе. Такого рода соглашения были заключены, например, в 878 году между королем Уэссекса Альфредом Великим и датским конунгом Гутрумом, в 911 году между западнофранкским королем Карлом Простоватым и предводителем викингов Хрольвом (Роллоном) (этот договор положил начало образованию герцогства Нормандия). С помощью таких договоров местные государи стремились урегулировать отношения со скандинавами, уже оседавшими на их землях. Скандинавам выделялась определенная территория для проживания, то есть их расселение ограничивалось. Они должны были защищать пределы этих стран от нападений других отрядов викингов. Вожди норманнов со своими дружинами принимали крещение и присягу на верность местным правителям. Тем самым, с одной стороны, обеспечивалась безопасность от новых норманских вторжений, с другой — убыстрялось вхождение, включенность пришлых воинов в местное общество.
«Ряд», заключенный с Рюриком, имеет некоторые схожие черты с этими договорами. Между тем одно различие принципиально. В Европе норманны сталкивались с уже сложившимися государственными структурами. Поэтому упомянутые договоры были соглашениями между давно сформировавшимися, достаточно сильными государствами и предводителями скандинавских отрядов, то есть представителями народов, находившихся лишь на самой начальной стадии развития государственности, политические образования которых были близки скорее к «вождеству», нежели к более или менее сложившейся государственной структуре. Иными словами, это были договоры между более «цивилизованными» и «примитивными» системами (эпитеты эти, конечно, чисто условны и характеризуют некий общий уровень состояния).
На севере же Руси все было иначе. Говорить о каком-то достаточно сложившемся государственном образовании, даже называя его «конфедерацией племен», здесь не приходится. И тем более невозможно сравнивать это племенное объединение с западноевропейскими королевствами той поры. Таким образом, соглашение с Рюриком было соглашением между «равными», то есть между системами и народами, находившимися на примерно одинаковом уровне цивилизационного развития.
Такое соглашение, опиравшееся на традиционное, «обычное» право, не могло носить того четко структурированного, документально оформленного характера, который был присущ западноевропейским договорам. По-видимому, это устное соглашение касалось лишь самых общих, немногочисленных вопросов, договоренность по которым могла скрепляться, например, взаимной клятвой. Однако считать древнерусскую «дипломатию» того времени хотя бы приближающейся по своему уровню к западноевропейской или византийской вряд ли возможно. В любом случае речь идет об условиях и нормах, преломленных через правовые положения XI–XII веков — времени работы летописцев.
Итак, местное население, состоящее из разных племен, как славянских, так и финно-угорских, между которыми начались раздоры, призывает «третью силу» в качестве князя (князей?) с дружиной. Силу, которая, находясь вне межплеменных противоречий, может урегулировать отношения между племенами и обеспечить пресловутый «порядок», то есть, по-видимому, безопасность торговых путей и защиту от нападений варягов. Могла ли такая «третья сила» быть иноэтничной — принадлежать к другому племени, другому народу — не славянскому и не финно-угорскому? Вполне возможно. Здесь следует вспомнить и о таком примечательном факте, как избрание западными славянами в VII веке в качестве князя некоего Само, франка по происхождению. Вот как описаны эти события во франкской хронике VII века — так называемой «Хронике Фредегара» (в рукописях самой хроники имени автора нет, а предположение об авторстве было высказано только в XVI веке).
Категория: Рюрик ч. 3 | Добавил: defaultNick (28.03.2012)
Просмотров: 1320 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика