Воскресенье, 20.09.2020, 16:38
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Рюрик ч. 2

Русь до Рюрика - 2
Таким образом летописец ставит название Киева в один ряд с названиями других знаменитых городов, названных по именам их основателей. Подобно тому, как все эти города были названы по именам создавших их людей, так и Киев назван по имени некоего Кия. О самом же Кие сообщается две версии: по одной, он был перевозчиком, по второй, охотником («делал ловы» около города). Мотив охоты присутствует и в известии «Повести временных лет», где, вслед за Новгородской первой летописью, говорится, что в лесах около города ловили зверей, но сам Кий при этом не упоминается.
Далее Кий упоминается в датированной части этой летописи, в статье под самым первым обозначенным номером годом — 6362-м, то есть 854-м: «Живяху кождо с родом своим на своих местех и странах, владеюща кождо родом своим. И быша три братия: единому имя Кии, второму же имя Щек, третьему же имя Хорив, а сестра их Лыбедь. И седяше Кыи на горе, идеже ныне увоз Боричев, и бе с родом своим; а брат его Щек на друзии горе, от него же прозвася Щековица; а трети Хорив, от него же прозвася Хоривица. И сотвориша градок, во имя брата своего стареишаго и наркоша имя Кыев. И быше около их лес и бор велик, и бяху ловище зверие. И беша мужи мудри и смыслене, наречахуся Поляне, и до сего дне от них же суть кыяне; бяху же погане, жруще озером и кладезям и рощением, якоже прочии погани».
Ничего о княжеском происхождении Кия и о его деяниях в этом качестве в Новгородской первой летописи не говорится. Зато особенно подчеркивается языческий образ жизни полян во времена Кия. В этом отразилась не только менее «киевоцентричная» позиция летописца Новгородской первой летописи, своего рода «"новгородский патриотизм", поддавшись которому, летописец приравнял полян к "прочим поганым"», в то время как в «Повести временных лет» поляне выделяются и даже противопоставляются другим восточнославянским племенам. Возможно, у полян существовал культ основателей Киева в качестве сакральных предков рода, и поэтому летописец не преминул еще раз подчеркнуть языческий характер верований полян. Но как бы то ни было, княжеское происхождение Кия летописца здесь не интересует.
В рассказе «Повести» не очень понятно, каким образом (военным походом или мирным путешествием) Кий ходил в Византию, где встречался с императором, от которого принял «великую честь». Поэтому в Никоновской летописи XVI века эта ситуация была домыслена — Кий ходил на Константинополь «с силою ратью». И вообще как настоящий князь-воин он «воевал» многие страны и даже победил волжских болгар. Эти сведения, конечно, продукт позднейшего вымысла и не могут считаться достоверными. Отмечу, что в первой половине XVI века, накануне взятия Казани Иваном Грозным, когда отношения с Казанским ханством были важной частью государственной политики, мнимые походы древних князей, а тем более самого основателя Киева, казались особенно актуальными.
Вернемся, однако же, к ранним летописным сообщениям. Первое, что бросается в глаза в рассказе о Кие, это троичность братьев. Кий, Щек и Хорив составляют такую же триаду, как и Рюрик, Синеус и Трувор. Правда, в киевском предании есть еще и сестра, что порождает сомнения в том, была ли эта тройственность в легенде изначальной. Тем не менее три князя в качестве основателей города или государства, устроителей земли, прародителей народа — мотив одинаковый и для сказания о Кие, и для рассказа о Рюрике.
Если внимательно проанализировать «Повесть временных лет» в ее ранней части, то можно обнаружить еще такие же триады. Это, конечно, трое старших сыновей Ярослава Мудрого — Изяслав, Святослав и Всеволод, которые в 1054 году получили по завещанию отца Киев, Чернигов и Переяславль, то есть те земли, которые и составляли «Русскую землю» в узком смысле этого слова (в широком смысле это была территория всего Древнерусского государства). Историки даже пишут о «триумвирате» старших Ярославичей, хотя использование этого античного термина выглядит не вполне удачно. Несколько раньше Русь разделяется на три части между сыновьями князя Святослава Игоревича, сына Игоря и Ольги — Ярополком, Олегом и Владимиром (это произошло в 970 году, еще при жизни их отца).
Но главная триада открывает саму «Повесть временных лет», которая начинается с рассказа о разделении земли между сыновьями библейского Ноя на три части и о расселении народов в каждой из этих частей. Таким образом, в летописи как бы изначально возникает структура троичности, которая затем повторяется в нескольких значимых, «узловых» моментах древнерусской истории: основании Киева и княжения у полян, призвании варяжских князей на север Руси, выделении первых «уделов» Святославом, разделении владений Ярославом Мудрым.
Категория: Рюрик ч. 2 | Добавил: defaultNick (28.03.2012)
Просмотров: 2301 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика