Вторник, 18.06.2019, 21:36
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Рюрик ч. 1

«Рус из прус» или внук Гостомысла? - 20
Далее Иоакимовская летопись описывает сон Гостомысла: «Единою спясчу ему о полудни виде сон, яко из чрева средние дочере его Умилы произрасте древо велико плодовито и покры весь град Великий, от плод же его насысчахуся людие всея земли». Проснувшись, Гостомысл спросил вещунов о значении сна, и они истолковали его так, что наследовать Гостомыслу будут потомки Умилы и земля возвеличится их княжением. Перед смертью Гостомысл созвал старейшин «от славян, руси, чуди, веси, мери, кривич» и даже «дрягович», «яви им сновидение и посла избраннейшия в варяги просити князя». Этим князем и был Рюрике двумя братьями, основавший Новгород.
Сам Татищев указывает на прототип чудесного сна. Это история о рождении Кира Великого, приведенная у Геродота. Вот как она выглядит в оригинальном источнике: царь мидян Астиаг после брака своей дочери Манданы со знатным персом Камбисом увидел сон, «что из чрева его дочери выросла виноградная лоза и эта лоза разрослась затем по всей Азии. Об этом видении царь опять сообщил снотолкователям и затем велел послать в Персию за своей дочерью, вскоре ожидавшей ребенка. По прибытии дочери Астиаг приказал держать ее под стражей и хотел погубить новорожденного младенца. Снотолкователи-маги объяснили ему сон так: сын его дочери будет царем вместо него». Так и произошло — родившимся младенцем был персидский царь Кир Великий.
Исследователи Иоакимовской летописи находили и другие аналогии. Вот похожий древнескандинавский сюжет: жене норвежского конунга Хальвдана Черного Рагнхильд «снились вещие сны, ибо она была женщиной мудрой. Однажды ей снилось, будто она стоит в своем городе и вынимает иглу из своего платья. И игла эта у нее в руках выросла так, что стала большим побегом. Один конец его спустился к земле и сразу же пустил корни, другой же конец его поднялся высоко в воздух.
 Дерево чудилось ей таким большим, что она едва могла охватить его взглядом. Оно было удивительно мощным. Нижняя его часть была красной, как кровь, выше ствол его был красивого зеленого цвета, а ветви были белы, как снег. На дереве было много больших ветвей, как вверху, так и внизу. Ветви дерева были так велики, что распространялись, как ей казалось, над всей Норвегией и даже еще шире. Конунг Хальвдан никогда не видел снов. Это ему казалось удивительным, и он рассказал об этом человеку, которого звали Торлейв Умный, прося у него совета.
Торлейв сказал, что, когда ему хочется узнать что-нибудь, он ложится спать в свином хлеву и тогда ему всегда снится что-нибудь. Конунг так и сделал, и ему приснился такой сон: будто у него волосы красивее, чем у кого бы то ни было, и они распадаются на пряди. Некоторые из этих прядей ниспадают до земли, некоторые — до середины голени, некоторые — до колен, некоторые — до пояса или бедер, некоторые — не ниже шеи, а некоторые только торчат из черепа, как рожки.
Пряди эти различного цвета, но одна прядь превосходит все другие красотой, блеском и величиной. Конунг рассказал этот сон Торлейву, и тот истолковал его так, что у него будет большое потомство, которое будет править странами с великой славой, однако не с одинаковой, и тот произойдет из его рода, кто будет всех славнее. Люди думали, что эта прядь предвещала конунга Олава Святого» (Снорри Стурлусон. Круг земной. Сага о Хальвдане Черном. VI–VII/Пер. М. И. Стеблин-Каменского). Сыном Хальвдана и Рагнхильд был знаменитый норвежский конунг Харальд Прекрасноволосый (Харфагр), объединивший страну, а креститель Норвегии Олав Святой приходился Харальду праправнуком.
Рассказ о сне Гостомысла схож и с упомянутым выше мотивом хроники Козьмы Пражского о палке Пржемысла, которая стала деревом. Сходство становится еще более очевидным, если вспомнить о наличии в чешской легенде трех сестер — дочерей Крока, из которых Либуше, жена Пржемысла, была, правда, не средней, а младшей.
Все эти аналогии лишь показывают распространенность мотива сна или дерева, предсказывающего будущее рода. Но еще один аспект повествования Иоакимовской летописи нуждается в определенном объяснении — это сама генеалогическая структура славянского княжеского рода. Получается, что Рюрик — потомок славянских князей по женской линии, внук Гостомысла. Между тем отец Гостомысла Буривой был в девятом поколении потомком Владимира, сына Вандала.
Вместе с Вандалом, Владимиром и Буривоем эта линия включает, таким образом, 11 поколений. Гостомысл — двенадцатое поколение в роде славянских князей, его дочь Умила — тринадцатое, а ее сын Рюрик — четырнадцатое. Не восходит ли это число колен к такому же числу поколений между Рюриком и мифическим «сродником» императора Августа Прусом из «Сказания о князьях Владимирских»?
Если это так, то создатель генеалогии Иоакимовской летописи как бы переделал эту конструкцию на славянский лад, оставив общее число поколений и отнеся тем самым жизнь Вандала к древним, еще римским временам. Все это, конечно, только предположения, но они, как кажется, вполне ясно демонстрируют искусственный, литературный характер всей истории «Иоакима».



Категория: Рюрик ч. 1 | Добавил: defaultNick (27.03.2012)
Просмотров: 2737 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2019
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика