Среда, 24.01.2018, 08:44
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Рюрик ч. 1

«Рус из прус» или внук Гостомысла? - 15
Здесь же, еще в самой первоначальной редакции своего труда, Татищев начинает конструировать родственное окружение Гостомысла. Упоминая Вадима, он задумывается, кем был этот «князь славянского племени» — возможно, «что он был из боковой линии, а не потомок и наследник Гостомысла».
Именно Татищев, надо сказать, впервые связал воедино сведения Никоновской летописи о гибели Вадима и о бегстве новгородцев от Рюрика, но поместил их под 6377 (869) годом: «Тогда же мнози словяне бегоша от Рюрика из Новагорода во Киев, зане уби Водима, храбра князя словенска, иже не хотяше яко рабы бытии варягом». Так Вадим стал «словенским князем», а отсюда уже было рукой подать и до установления его родства с Гостомыслом, и до развития сюжета о мятеже потомка местных правителей против пришлого варяжского князя.
Опираясь на сообщения иностранных авторов, которые также пытались домыслить генеалогию ранних славянских князей, Татищев предположил, что внучкой Гостомысла от его сына или дочери была княгиня Ольга, жена Игоря Рюриковича. Ольгу Татищев счел безусловной славянкой, благодаря которой в династии Рюриковичей утвердились славянские имена (сын Игоря и Ольги, как известно, носил имя Святослав).
Любопытное, хотя и совершенно фантастическое предположение высказывает Татищев и об Аскольде с Диром. Дир, по мнению историка, не славянское имя, а сарматское слово «пасынок»: «Сарматы не могли выговаривать Д, а употребляли вместо того Т, а у русских повсюду Т заменено Д. Поэтому вполне мыслимо, что Оскольд был пасынком Рюрика и это слово впоследствии от незнания было принято за собственное имя, а теми, кто переписывал летописи и не имел о том никакого понятия, было присовокуплено "и", а слово "тирар" было сокращено».
Так родственная связь соединила с Рюриком и Аскольда… Вообще мысли Татищева об этнической принадлежности разных древних народов и их князей носят весьма оригинальный характер. Так, например, он полагал, что имена легендарных основателей Киева — Кия, Щека, Хорива и Лыбеди — «не славянские, а, видимо, сарматские, равно и весь народ тогда был сарматским, хотя думается, что они были финского или гуннского происхождения». Говоря о «варягах-руси», Татищев приводит две существовавшие тогда гипотезы, отвергая обе.
Первая выводила происхождение варягов от вандалов (вендов) из Вагрии, неподалеку от Любека. Татищев отмечает, что это невозможно, поскольку там в древности обитали славяне, а «имена Рюрика и его братьев не имеют ни малейшей связи со славянским языком, но более сходны с готскими и сарматскими». Вторая гипотеза связывала руссов с Пруссией (о ней уже упоминалось выше). Татищев отвергает и ее на том основании, что «пруссы никогда не назывались варягами».
В варягах историк видит северные народы вообще, а под «руссами», по его мнению, подразумевались финны. Основания для такого заключения Татищев находит в двух фактах. «Финнов не без причины называют рыжеватыми или русыми, потому что среди них имеется много рыжеватых людей. Кроме того, гора близ Або (ныне финский город Турку. — Е. П.) также называется Русская гора… Тамошние жители утверждают понаслышке, что в древние времена там жили руссы». Несмотря на столь шаткие и кажущиеся сегодня совершенно наивными основания, Татищев так и остался убежден в финском происхождении варягов-руси. Поэтому уже в первой редакции Второй части «Истории» Татищев прямо называет Рюрика «королевичем финским».
В продолжение работы над «Историей» уверенность Татищева в своих предположениях только крепла. Он дает более развернутые пояснения, например, о том, «что Оскольд был пасынок Рюриков и с Игорем не одной матери или сын Рюриков, а пасынок овдовевшей княгини Рюриковой», что Олег, «как мнится, шурин Рюриков, а Игорю дядя по матери», что имя Ольге «не словенское, но варяжское дано, оное, видно, для изъявления благодарности князю Ольгу ей переменено» (по летописи, именно Олег привел Ольгу в жены Игорю) … Все эти предположения преследовали цель объяснить скупые сообщения летописных источников, и некоторые из них впоследствии даже закрепились в исторической науке и особенно околоисторической беллетристике. Однако от этого их сугубо гипотетический характер не изменился.
Предложил Татищев и дату рождения сына Рюрика Игоря, хотя, как говорилось выше, в «Повести временных лет» и вообще в ранних летописях она отсутствует. В Воскресенской летописи, впрочем, говорилось, что к моменту смерти Рюрика Игорь был двух лет от роду. Но Татищев выдвинул оригинальную датировку. В своих расчетах он опирался на некую «Раскольничью летопись», которой пользовался. Что это была за летопись, так до сих пор и не определено.

 

 

Категория: Рюрик ч. 1 | Добавил: defaultNick (27.03.2012)
Просмотров: 1413 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика