Понедельник, 24.09.2018, 00:29
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Рюрик ч. 1

«Проклятый» вопрос русской истории - 4
В декабре 1725 года профессором греко-римских древностей Петербургской академии наук вскоре после ее открытия стал Готлиб (Теофил) Зигфрид Байер (1694–1738), выпускник и преподаватель Кёнигсбергского университета. Байер был филологом-классиком и востоковедом, специалистом по восточным языкам, в частности китайскому. Русского языка он не знал.
В 1736 году он по собственной инициативе (у него не сложились отношения с влиятельным советником академической канцелярии И. Д. Шумахером) получил отставку и собирался вернуться на родину, но не успел, скончавшись в Петербурге. В России Байер написал и опубликовал ряд трудов, среди которых была работа «О варягах» («De Varagis»), написанная, как и было положено в те времена, на латыни.
Она была опубликована в 1735 году в четвертом томе академического издания «Commentarii Academiae Scientiarum Imperialis Petropolitanae». В 1747 году ее перевел на русский язык для В. Н. Татищева К. Кондратович; в сокращенном виде Татищев включил этот текст в Первую часть своей «Истории» в виде 32-й главы. Перевод Кондратовича вышел и отдельным изданием в 1767 году под названием «Сочинение о варягах автора Феофила Сигефра Беэра».
Именно работа «О варягах» считается первым трудом, с которого начался в России научный «норманизм». Каково же ее содержание? Сразу замечу, что Байер показал себя настоящим ученым-историком, применившим к решению проблемы о том, кем были варяги, источниковедческий подход. По сути, именно он очертил основной круг исторических источников раннего Средневековья, опираясь на данные которых можно было предложить аргументированную версию. Разумеется, основывался Байер на летописях, упоминая и призвание Рюрика, и даже Гостомысла, которого считал славянином («от славенского поколения»).
Однако однозначного ответа на вопрос, кем были варяги, в летописях Байер не усматривал: «Какое же было имя варягам, где они жили, то никто так совершенно не изъяснил, чтоб я на его мнение всячески пристать мог». Конечно, Байеру были известны и «прусская» легенда, и мнение Герберштейна и его последователей о южнобалтийском происхождении варягов. Но обе эти версии академик отвергал. В числе его аргументов важную роль играло позднее происхождение свидетельств подобного рода.
Так, о «прусской» легенде Байер писал: «Находятся руские писатели, которых я при себе имею, те, сказывая, что Рурик от варягов пришел, на том же месте прибавливают, что из Пруссии прибыл. Но сии все или во время царя Иоанна Василиевича или после писали». Байер выступил против причисления пруссов к славянским народам, что имело место в текстах европейских авторов — он абсолютно верно отмечал, что «пруский народ… с литвинами, куронами и леттами единого языка, а от словенских народов различного языка и рода» (это было бы неплохо знать некоторым современным «историкам»-писателям, упорно возрождающим давно забытое сопряжение «пруссов» с «русами»).
О родстве Рюрика с императором Августом Байер высказался вполне категорично: «Баснь есть достойная ума тогдашних времен, который древних достопамятных вещей к своим догадкам употреблял и догадки за подлинный слух издавал». При этом он привел ряд примеров из европейской позднесредневековой историографии, в частности польских исторических сочинений, где легендарные польские короли также выводились от рода римских императоров. Относительно связи варягов с ваграми, о чем писал Герберштейн, Байер заметил, что тот «имел сходство имяни, дело весьма легкое, токмо бы оное крепкими доводами утверждено было».
Иными словами, это отождествление казалось петербургскому профессору поверхностным, основанным исключительно на внешнем сходстве названий. Свидетельства же ранних авторов, Адама Бременского («Деяния архиепископов гамбургской церкви», 1070-е годы) и Гельмольда («Славянская хроника», доведена до 1171 года), рассказывающих о славянах южного побережья Балтики, не дают для этого оснований.
Отвергнув поздние версии XVI века, Байер обратился к наиболее близким к древнерусским временам источникам. Прежде всего он обратил внимание на летописные известия о варягах и руси. Опираясь на летописный текст, Байер понимал под варягами собирательное наименование скандинавов: «шведы, готландцы, норвежцы и датчане назывались варягами». В подтверждение этой мысли ученый привел известие Бертинских анналов о том, что послы «хакана росов», направленные к византийскому императору и оказавшиеся при дворе франкского императора Людовика Благочестивого в 839 году, принадлежали к народу шведов.
Как кажется, Байер первым обратил внимание на этот важнейший для ранней истории Руси текст (о самом известии Бертинских анналов речь впереди). Далее Байер привлек лингвистику и проанализировал имена русских князей и знати IX–X веков. При этом он использовал большой круг древнескандинавских источников, включая рунические надписи на камнях, многочисленные византийские произведения, в том числе сочинения византийского императора X века Константина Багрянородного и многие другие близкие по времени памятники, то есть очертил то пространство источников, на которых до сих пор базируются исследователи древней русской истории. Имена первых русских князей Байер счел скандинавскими — к ним он отнес и имя «Рюрик», и имя «Трувор».
Категория: Рюрик ч. 1 | Добавил: defaultNick (27.03.2012)
Просмотров: 1387 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика