Воскресенье, 27.09.2020, 04:10
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Политическое наследие Рима в идеологии Древней Руси

Ч. 8
Подчеркну, что назревание этой «беспричинной» вражды, затем обострив­шейся в результате конфликта между руссами и греками в Византии, приходит­ся на истечение срока так называемого «глубокого» 50-летнего мира, который нередко заключали греки со своими противниками (существовали и 30-летние «глубокие» миры). Точно так же после похода 860 г. новый конфликт Руси и Византии произошел спустя 47 лет, следующий — по истечении 34 лет.
Рус­ско-византийская война 970 г. возникла по прошествии 26 лет после заключе­ния Игорева договора, а война 1043 г.— через 44 года после соглашения, зак­люченного в Корсуне Владимиром. И каждый раз к исходу срока такого мира отношения между странами обострялись: Русь медленно, но верно — наступая и отступая, побеждая и терпя поражения — продвигалась от договора к догово­ру в своих политических, территориальных, экономических, церковно-политических, династических требованиях.
Взлет Руси в конце 30-х гг. XI в. совпал с окончанием срока действия послед­него мирного договора с Византией, заключенного в конце 80-х гг. X в., и это, естественно, накаляло обстановку. Этот накал отражал общий ход развития отношений между двумя государствами в течение веков — глубоко противоречи­вый, порой драматичный, что и заметил в своей враждебной по отношению к Руси реплике Пселл.
Наступила новая полоса обострения отношений между продолжающей набирать силу Русью и Византией. Это обострение не было снято ни последующим мирным договором 1046 г. между бывшими противниками, ни браком Всеволода Ярославича с византийской принцессой.
Поступательный шаг Руси высвечивал политическое высокомерие империи, ее раздражающую близость. Поставление в 1051 г. митрополитом Илариона, что Ярослав проде­лал без ведома константинопольской патриархии, а лишь «собравъ епископы», еще четче обозначило общую ситуацию. К этому следует добавить отмеченное уже И. У. Будовницем стремление русских властей канонизировать Владимира и тем самым еще раз подтвердить суверенитет и русской церкви, и русского го­сударства, чему противился Константинополь.
Именно тогда, в 40-е гг. XI в., на Руси впервые зазвучала концепция зако­номерной связи Руси с мировой историей, с мировыми державами, которая, пережив века, в качестве киевского идеологического наследия вошла (конечно, в модернизированном виде) в творения русских книжников XV—XVI вв.
Вся политическая ситуация XI в. требовала создания таких государственно-идео­логических концепций, как и обстановка XV—XVI вв. требовала своего идео­логического обоснования. Два крупных и значительных периода русской исто­рии практически сомкнулись благодаря этим  идеологическим концепциям.
Мне представляется, что в «Слове» Илариона обе трактовки о связи Руси с «мировыми державами» и наследовании Русью римского величия, Римского царства прозвучали совершенно слитно. За церковной фразеологией читается мысль Илариона о равенстве и тождестве поступков Владимира I с деяниями римских апостолов.
Категория: Политическое наследие Рима в идеологии Древней Руси | Добавил: defaultNick (26.02.2012)
Просмотров: 1694 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика