Воскресенье, 05.07.2020, 19:26
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Политическое наследие Рима в идеологии Древней Руси

Ч. 11
Те же мотивы относительно княгини Ольги мы видим в ее проложном житии, восходящем к XI в., а также в древнейшей редакции жития Владимира, источ­ником которого также, видимо, является «Слово» Илариона и летописный рас­сказ о крещении Руси.
Автор жития обращается к Владимиру: «О, святая царя!...», а затем, адре­суясь к Константину Великому и Владимиру, восклицает: «Помогайта на про­тивный сродникомъ вою и люди избавляйте от беды   греческыя и рускыя».
В принадлежащем перу Нестора «Чтении о святых мучениках Борисе и Гле­бе» Владимир также объявляется вторым Константином, самостоятельно при­нявшим решение крестить Русь.
Итак, все первые известные русские авторы едины в своей концепции преем­ственности Руси с «великими державами», и прежде всего с Римом, в сопостав­лении Владимира и Ольги с римскими первокрестителями-апостолами, импера­тором Константином, императрицей Еленой.
Создается впечатление, что, разде­ленные немногими годами, они заимствовали свое идейное оружие друг у друга, вплоть до фразеологии, либо, как это предположил Н. Серебрянский, и Иларион, и Мних, и Нестор пользовались Древнейшим сводом, восходящим, как уже от­мечалось, к концу 30-х гг. XI в. Как бы там ни было, но задолго до Повести временных лет в Киеве уже существовала концепция относительно места Руси в мировой истории и связи русской церкви и русской государственности с «пер­вым», но не со «вторым» Римом.
И, конечно, неправ был Н. М. Карамзин, когда, характеризуя культурно-политические усилия Ярослава, записал, что великий князь стремился превратить Киев во «второй Царьград». Нет, не о Царьграде грезили в то время русские государственные деятели, идеологи; их волновали более значительные политические мотивы, более древние и глубокие мировые связи.
В полной мере эта тенденция проявилась через несколько десятилетий в По­вести временных лет, вобравшей в себя все ранние русские письменные источ­ники. Скажем сразу, Повесть временных лет не изменила уже сложившейся идеологической традиции прошлого. Она лишь развила, обогатила, укрепила ее.
Во-первых, она рассматривает историю Руси как ответвление общего потока мировой истории. Русь является частью наследства Ноева сына, Яфета, кото­рый получил во владение полунощные и западные страны, тогда как другие сы­новья получили: Сим — весь Восток, а Хам — полуденные страны.
В Яфетовой же части «седят» по существу все европейские народы Передней Азии, Кав­каза, среди них и «римляне». Русь и римляне, таким образом, выходят из одно­го корня — Яфетова.
Есть в Повести временных лет и периодизация истории, которая захватывает время до потопа, до Ноя, и восходит, согласно библейским воззрениям, к Адаму. Русь занимает в этой периодизации свое место.
Категория: Политическое наследие Рима в идеологии Древней Руси | Добавил: defaultNick (26.02.2012)
Просмотров: 1551 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика