Суббота, 20.07.2019, 10:44
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Политическое наследие Рима в идеологии Древней Руси

Ч. 10
Все это корреспондирует с общим полити­ческим настроением «Слова». Среди граффити Софийского собора сохранилась надпись: «Спаси, господи, кагана нашего...», которая отразила общее наст­роение киевских властителей и идеологов во второй половине XI в. Иларион был первым из известных нам деятелей, который упомянул этот титул-претен­зию.
Таким образом, историю Руси, деятельность ее властителей Иларион рас­сматривает на широком, поистине всемирном в тогдашнем понимании фоне.
В основе политических и религиозных импульсов Руси находятся римские об­разцы.
Эти идеи лишь обозначены, они эмоционально окрашены, не развиты до кон­ца, но их антивизантийская направленность очевидна, как очевидна и обращен­ность к тем временам в истории Рима, когда он был носителем христианства в его чистом, изначальном, не искаженном последующими ересями виде.
Эти же идеи отразились в Древнейшем русском летописном своде, вошедшем составной частью в начальную русскую летопись. По наблюдениям Д. С. Лиха­чева, «Сказание о распространении христианства на Руси», явившееся частью этого свода, также принадлежало перу Илариона.
Думается, что эта близость русского летописания 30—50-х гг. XI в. к кругу Илариона и определила ту идеологическую направленность, которую летопись сохранила применительно к пониманию места Руси в тогдашнем мире, и его со­отношение с историей Рима и Византии.
Поэтому, думается, было бы непра­вильно сводить идеи Илариона лишь к отстаиванию культурного и христиан­ского приоритета Руси, как это делал А. Л. Гольдберг, или к идеологиче­скому обоснованию русско-византийской войны, как об этом писал И. У. Будов­ниц. Вопрос стоял шире. Иларион давал ответ на ключевые запросы времени, запросы развивающейся русской государственности.
Эту линию продолжил другой автор XI в., Иаков Мних. В своей «Памяти и похвале Владимиру» (70-е гг. XI в.) он, как и Иларион, сравнивал Владимира с римским императором Константином, а Ольгу — с его матерью Еленой.
Так же, как Иларион, Иаков Мних характеризовал Владимира как «апостола», «господня апостола» «в князехъ», называл его в соответствии с явной тенденцией к канонизации «божественным» и «блаженным». Он, как и его предшествен­ник, настаивал на абсолютной самостоятельности Владимира в принятии реше­ния крестить Русь — «разгорешася святымъ духомъ».
А далее мы читаем почти буквальное повторение мысли Илариона о равенстве Владимира с христиан­скими апостолами: «Да како тя возможемъ по достоянию похвалити, сотворшаго дедо равно апостоламъ? Хвалить убо Римская земля Петра и Павла, Асья — Богословца Иоанна, Егупетская земля — Марка, а Греческая — Андрея». Как видим, набор героев тот же; пропущен лишь Фома — просветитель Индии и добавлен Андрей — первоучитель «Греческой земли», что тоже неслучайно в связи с той новой ролью, которую стали отводить на Руси апостолу Андрею киевские идеологи.
Категория: Политическое наследие Рима в идеологии Древней Руси | Добавил: defaultNick (26.02.2012)
Просмотров: 1408 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2019
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика