Воскресенье, 20.09.2020, 11:07
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Каталог статей

Главная » Статьи » Киевская Русь ч. 2

Крещение Руси - 2
Этот ценнейший документ показывает, что еще при Игоре христианство на Руси было хорошо известно. Но дело не только в том, что христианство уже давно стало проникать на Русь, а в том, что в конце X века власть Киевского государства сочла необходимым признать эту веру обязательной, господствующей. Наш летописец рассказывает, что уже в начале XI в. в Новгороде произошел следующий эпизод: представители старой языческой религии восстали против епископа и хотели его убить. Епископ с крестом вышел к восставшим вместе с князем и дружиной и обратился к народу с речью: "Кто верует в Христа, пусть подойдет к епископу, а кто не верует — пусть идет за волхва". За епископом пошли князь и дружина, а за волхва — вся народная масса.
В данном случае отношение классов к новой и старой религии определилось совершенно четко.
Если христианство все же сделалось господствующей религией, то это значит, что господствующий класс был достаточно сильным и многочисленным, что у него в руках была крепкая власть. Если бы тут заинтересованы были только единицы, тогда принятие христианства правительством в общегосударственном масштабе сделалось бы невозможным.
Мы знаем классовую структуру киевского общества, Узнаем, что представителей господствующего класса, особенно в больших городах было в это время более чем достаточно, что в руках знати, возглавляемой князем, была подлинная государственная власть. Вся предыдущая история классов в Киевском государстве создала базу для признания христианства в качестве господствующей религии.
Из факта принятия христианства в качестве господствующей религии вытекает много важных последствий.
Во-первых, христианство как религия, общепринятая в Европе, еще больше сблизило с нею Киевское государство.
Во-вторых, церковная организация, которую взяли на себя греки (византийцы), заняла весьма определенное место в истории киевского общества и стала новым и сильным орудием воздействия на массы в целях дальнейшего их подчинения господствующим классам и государственной власти в целом.
В-третьих, христианская церковь подняла значение княжеской власти в Киеве на большую высоту и упрочило связь между частями государства.
В-четвертых, византийская церковь, приобщая Русь к византийской культуре, способствовала поднятию культуры в нашей стране.
Наш летописец довольно подробно рассказывает, как укреплялось и развивалось христианство. Он пишет по этому поводу: "Яко же бо се некто землю разорет, другой же насеет, ини же пожинают и ядят пищу бескудну, тако и се: отец бо его (Ярослава. — Б. Г.) Володимер землю взора и умягчи, рекше крещением просветив; се же (Ярослав. — Б. Г.), насея книжными словесы сердца верных людий, а мы пожинаем, ученье приемлюще книжное. Велика бо бывает польза от учения книжного…"
Христианство привилось не вдруг. Понадобилось приблизительно 60–70 лет, пока плоды, о которых говорит летописец, проявились в четком виде. Уже при Владимире были, например, устроены школы для детей "нарочитой чади", т. е. высокопоставленных людей. В школу отбирали детей насильно, матери плакали над своими детьми, как над покойниками, но покорялись. Стала распространяться книга; особенно много содействовал ее успеху Ярослав. Тут важны не столько греческие книги, сколько переводы на местный славянский язык. Наш летописец с особой любовью подчеркивает эту черту Ярослава: он любил книги и распространял их.
Мы имеем в летописи в связи с Ярославом целый панегирик книге: "… книгами бо кажеми и учими есмы пути покаянию, мудрость бо обретаем и воздержание от словес книжных; се бо суть реки, напояющи вселенную, се суть исходи мудрости, книгам бо есть неисчетная глубина, сими бо в печали утешаеми есмы, си суть узда воздержанию…"
Чисто русские таланты литературного слова появились уже при Ярославе. Проповеди епископа Илариона (XI в.) и Кирилла. Туровского (XII в.), до нас дошедшие, ясно говорят о той высоте культуры, на которую поднялись в это время слои общества, имевшие возможность учиться. Но мало того, "Слово" Илариона поражает не только красотой и строгостью построения, оно замечательно и своей философской тематикой. Несомненно, Иларион имел перед собой и соответствующую аудиторию. Он сам, говорит, что обращается не к каким-либо людям несведущим, а к "преизлиха насытившимся сладости книжной". Вспоминая князей Игоря, Святослава и Владимира, Иларион говорит, что они "прослыли в странах многих". "Не в плохой стране, и не в неведомой земле были они владыками, но в русской, которая ведома и слышима во всех концах земли".
О той же высоте культуры говорят и архитектурные памятники, и ремесленные изделия, и роскошь книги. При Ярославе, надо думать, жил и знаменитый поэт и музыкант, от которого до нас не дошло, правда, ни одной строчки, им написанной. Мы знаем только его имя — это Баян, "песнотворец старого времени", и имеем его характеристику, которой можем верить, потому что она сделана другим хорошо известным нам поэтом, жившим после Баяна, автором "Слова о полку Игореве". Баян так владел своими живыми струнами, что они, эти чудесные струны, лишь от легкого прикосновения его вещих перстов рокотали сами.
Высшее проявление подлинного искусства всегда производит впечатление необычайной легкости. И только, отвлекшись от очарования, мы уже умом начинаем постигать, какой путь надо было пройти целым поколениям, какие необходимы были условия, чтобы достигнуть этой непринужденности.
В XI в. Русь не была отсталой страной. Она шла впереди многих европейских стран, опередивших ее только позднее из-за особых тяжелых условий, в которых очутилась Русь, принявшая на себя удар монгольских полчищ и загородивших от них Западную Европу.
Категория: Киевская Русь ч. 2 | Добавил: defaultNick (30.04.2012)
Просмотров: 1652 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2020
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика