Понедельник, 23.04.2018, 14:10
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Владимир Святой ч. 12

Владимир, якобы, возражал епископам: «Боюсь греха». На это ему разъяснили, что он «поставлен от Бога казнить злых и миловать добрых». Владимир подчинился, и это сразу сказалось на казне, в кото­рую перестали поступать «виры» (штрафы).
Тогда (видимо, другие) епископы вместе со старцами градскими посоветова­ли вернуться к «строенью отьню и дедьню», т. е. к традици­онному славянскому и русскому праву. Иными словами, ни греческий «Номоканон», ни западноевропейское церковное право не были приняты Владимиром, а также какими-то близкими ему христианскими общинами.
В летописи как бы итоговая статья о княжении Владимира дана под 996 г., хотя обобщенный образ оценивался опреде­ленное время спустя как бы в поучение кому-то, кто от этих принципов отступил. Главный мотив этого «прославления» — Владимир любил дружину, с которой совещался и об устрой­стве «Земли», и о войнах, и об «уставе земленом».
На пирах его и в совете с ним постоянно были также бояре и старцы градские, вплоть до сотских и десятских. Но какой-либо ус­тойчивой системы ему, как и многим знаменитым завоевате­лям, создать не удалось. Земское самоуправление в лучшем случае выстраивалось снизу вверх до размеров «Земли» — территории в прошлом племени или союза племен, а во вре­мена Владимира определенной сельской округи, прилегаю­щей к городскому центру.
В основном с этого времени земли-княжения будут строиться по единообразной схеме: столь­ный город, ряд городов значительно меньших размеров на определенном удалении от столицы и небольшие укреплен­ные пункты — убежища по периферии.
Связь земель-княже­ний с «матерью городов русских» — Киевом была только личностная, и она таковой останется надолго. Князь держит все эти земли под контролем лишь как глава семейства. Но сыновья покорны, пока отец в силе, и выходят из-под контро­ля, если положение родителя пошатнулось. О конфликтах Владимира со Святополком и Ярославом в источниках гово­рится, о других — непосредственных сведений нет, но более чем вероятно, что таковые были.
Владимир, похоже, не оставил завещания, именно поли­тического завещания. И не потому, что не успел, «разболев­шись», как сообщает летопись, рассказывая о намерении князя идти на своего княжившего в Новгороде сына Яросла­ва.
Не было очевидного принципа. Принцип майората еще не сложился, и Владимир не мог его вводить и потому, что сам он не был старшим в роде, и потому, что старший — Святополк был сыном тоже старшего Ярополка. Практичес­ки невозможно было выстроить и возрастную иерархию сы­новей: рожденные от пяти жен, они либо не знали, либо не хотели признавать старшинства братьев от другой матери.
В усобицах, последовавших за смертью Владимира, это прояв­ляется достаточно отчетливо. Новые принципы будут про­возглашены новым поколением. И тогда появятся фальси­фицированные генеалогии. А вокруг возраста и происхож­дения Ярослава во второй половине XI в. развернется острая полемика, сопровождавшаяся уничтожением летописных и иных текстов и записей.




Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика