Понедельник, 23.04.2018, 14:31
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Святослав Игоревич ч. 8

Но тут случилось то чудо, о котором так молились в Константинополе. Царь Симеон умер, не довершив военного разгрома Византии, к чему он так стремил­ся. На трон Болгарского царства вступил его сын Петр, по прозвищу Короткий. Нерешительный правитель поспешил заключить мир с византийским императо­ром и затем женился на его внучке принцессе Марии. После этого на Болгарию стали обрушиваться в гра­бительских набегах печенеги и венгры, начались внут­ренние смуты.
Все это было на руку Византии, поскольку ее са­мый серьезный противник слабел. Но в Константи­нополе реально смотрели на вещи и видели, что Бол­гарское царство не настолько обессилело, чтобы его можно было подмять под себя усилиями только од­них дипломатов. Решающее слово принадлежало ору­жию, а войск достаточной численности у императора пока не имелось. Реальной виделась и перспектива объединения славянских народов на северных грани­цах империи. Правилом же византийской диплома­тии было знаменитое римское «Разделяй и властвуй», основы которого были заложены еще в VI веке импе­ратором Юстинианом.
Поэтому в Константинополе решили, что можно с помощью золота и дипломатии убить сразу двух зай­цев: разгромить Болгарское царство силами князя Святослава и одновременно ослабить военную мощь Киевской Руси, которая после ликвидации Хазарско­го каганата как такового превращалась в опасного северного соседа.
Однако у князя Святослава были собственные пла­ны похода за Дунай. Он решил раздвинуть границы Руси, сделать Болгарию союзницей в предстоящей войне с Византией. Историков поражает и другое — Святослав задумал даже перенести собственную сто­лицу из Киева на берега Дуная. Пример он видел в князе Олеге, перебравшемся из Новгорода в Киев.
Таких опасных для Византии замыслов даровито­го предводителя русичей не знал до поры до времени император Никифор II Фока. Он, равно как и вся византийская знать, презирал любых «варваров» и от­кровенно торжествовал, получив согласие киевского князя на поход против Болгарского царства.
Радость императора Никифора II Фоки была впол­не объяснима. Совсем недавно он встречал болгар­ских послов, приехавших в Константинополь за пре­жней данью (Византия платила дань Болгарскому цар­ству!). Вместо того, чтобы обласкать их и успокоить, он приказал своим придворным отхлестать послов по щекам и вдобавок обозвал болгар бедным и гнусным народом.
Византийский император кричал в лицо царским послам: «Пойдите и скажите вашему архонту, одето­му в кожух и грызущему сырые шкуры, что сильный и великий государь сам придет с войском в его зем­лю, чтобы он, рожденный рабом, научился называть императоров своими господами, а не требовать дани, как с невольников!»
Но пригрозить было легко, а осуществить угрозу оказалось гораздо труднее. Византийская армия дви­нулась в поход, взяла несколько крепостей. Ей уда­лось с помощью провизантийски настроенных бол­гарских феодалов захватить важный город во Фра­кии — Филиппополь, ныне Пловдив. Однако на этом военные успехи закончились. Византийцы останови­лись перед Гимейскими (Балканскими) горами. Им­ператор Никифор II Фока не решился пробиваться во внутренние области Болгарии через труднопрохо­димые горные перевалы и заросшие лесами ущелья. Там в прошлые времена нашли гибель немало визан­тийских воинов. Император с триумфом возвратился в Константинополь.
Теперь же, как казалось византийским властите­лям, болгарскую проблему можно было решить си­лой русского оружия. А после этого, как считали в
Константинополе, можно было с успехом разрешить с выгодой и проблему отношений с Киевской Русью.
Лев Диакон в своем историческом летописании показывает: император Никифор II Фока вел трой­ную игру, столь привлекательную для византийской дипломатии. Во-первых, он хотел отвести угрозу втор­жения русичей от херсонской фемы, житницы им­перии. Во-вторых, он сталкивал лбами в военном противостоянии две самые опасные для Византии страны — Киевскую Русь и Болгарское царство. И в-третьих, натравливал на обессиленную в войне Русь кочевников-печенегов, чтобы тем временем прибрать к своим рукам Болгарию, обессиленную в войне с Русью.
Однако император Никифор II Фока даже не мог предвидеть, к каким неожиданным и губительным для Византийской империи последствиям приведет его тройная игра в дипломатию. События разворачива­лись совсем не по тому сценарию, который писался в Константинополе.




Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика