Среда, 19.12.2018, 16:11
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Святослав Игоревич ч. 7

Князь Святослав взял Саркел яростным штурмом с использованием лестниц, тарана и катапульт. По­следние строили для русичей византийские мастера. Рвы были засыпаны землей и всем, что годилось для этого дела. Когда русичи пошли на штурм, их лучни­ки засыпали крепостные стены тысячами разящих стрел. Особенно яростным оказался бой в той башне цитадели, где засел со своими телохранителями царь Иосиф. Пощады не было никому.
Взятие сильной даже для Византии крепости Сар­кел разрушило ходячее представление о том, что «варвары»-русичи не могут брать укрепленных городов. Теперь в далеком от берегов Дона Константинополе видели, что войско Святослава трудно остановить не только в полевом сражении, но и крепостными сте­нами.
Князь Святослав со славой и богатой добычей воз­вратился в стольный град Киев. Пока сын воевал, Русью правила его мать княгиня Ольга — правила от имени князя Святослава. В «Повести временных лет» рассказ о правлении Ольги озаглавлен следующим образом: «Начало княженья Святослава, сына Игорева».
Испытав себя в Хазарском походе, князь Свято­слав задумал начать большую войну против Византий­ской империи. Он решил предпринять военный по­ход на греческий город-крепость Херсонес (Корсунь), закрывавший путь русским купцам в Черное море. Крымские владения Византии славились богатством, обилием хлеба.
Такие приготовления киевского князя не остались в тайне для херсонесцев — их купцы были постоян­ными гостями на торгах в земле русичей. Подданные Византии нашли выход из опасной ситуации, проявив известное в истории дипломатическое коварство по отношению к «варварам».
Знаменитый византийский историк Лев Диакон, создавший подробно повествование о событиях в Византийской империи в 959—976 годах, свидетель­ствует: император Никифор II Фока, один из самих выдающихся правителей Византии за всю ее много­вековую историю, направил в Киев к князю Свято­славу знатного жителя города Херсонеса Калокира, присвоив ему высокий титул патрикия. Калокир ве­зет с собой на Русь в качестве дара огромное количе­ство золота — около 450 килограммов, или 15 центинариев.
Лев Диакон сообщает в своем повествовании, что патрикий Калокир, прибыв в Киев, «завязал дружбу» с князем Святославом и даже принял с ним «побра­тимство». Цель дипломатической миссии образован­ного грека из столицы Крыма города Херсонеса ви­дится четко — перенацелить направление похода вой­ска русичей во главе со Святославом на Болгарское царство, на берега Дуная.
Святославу было обещано большое вознагражде­ние за поход в земли мисян (болгар), противников Византии. Калокир сказал ему, что привезенное зо­лото лишь малая часть обещанной императором Никифором II Фокой награды. И что таких дубовых сун­дуков с секретными замками — полных золотых укра­шений и монет — русичи получат немало.
Разгадал ли князь Святослав хитрую игру визан­тийского императора? Скорее всего, да. Он был не из тех правителей, которые поддавались на дипломати­ческие уловки иноземцев. Но, с другой стороны, пред­ложение монарха Византии как нельзя лучше соот­ветствовало его собственным стратегическим планам. Теперь он сам мог, без военного противодействия Константинополя, утвердиться на берегах Дуная и приблизить границы своего государства к важнейшим экономическим и культурным центрам тогдашней Европы.
Святослав, кроме того, видел, что Византия уже много лет пытается поглотить Болгарию — славян­скую страну. В таком случае могучая в военном отно­шении Византийская империя становилась непосред­ственным соседом Киевской Руси, что не обещало последней ничего хорошего.
Отношения Византии с Болгарией складывались очень трудно. Двадцать народов того времени держа­ли в своих руках византийские дипломаты, в том чис­ле и болгар. Но такая политика раз за разом давала сбои. Болгарский правитель царь Симеон, чудом вы­рвавшись из почетного плена в Константинополе, сам начал наступление на империю, угрожая даже ее сто­лице.
Болгарское царство пошло войной на Византий­скую империю и та не могла справиться с болгарски­ми войсками, действовавшими по направлению к Константинополю. Византии к тому же приходилось держать немало военных сил в других частях огром­ной империи, где постоянно вспыхивали мятежи. Ни огромная дань, ни умоляющие послания константи­нопольского патриарха Николая Мистика, написан­ные не чернилами, а слезами, не остановили царя Си­меона, проявившего незаурядные полководческие да­рования и хорошо помнившего те унижения, кото­рые ему каждодневно преподносили во время плена при императорском дворе.




Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика