Воскресенье, 18.02.2018, 00:23
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Святослав Игоревич ч. 18

Византийская столица встретила императора праз­дничным убранством. Повсюду были развешаны баг­ряные одежды, золототканые ковры, лавровые венки. Окончив торжественное шествие, император вступил в храм Святой Софии и после благодарственной мо­литвы одарил церковь великолепным царским вен­цом Болгарии, как первым и главным символом одер­жанной победы.
Из храма Святой Софии император Иоанн Ци­мисхий торжественно проследовал во дворец в сопро­вождении вельмож, высшего духовенства и пленен­ного в Преславе болгарского царя. Во дворце продол­жилось празднование победы. Царю Борису было при­казано сложить с себя знаки монаршего достоинства: шапку, обложенную пурпуром, вышитую золотом, и осыпанную жемчугом багряную одежду, и красные сандалии. После этой унизительной церемонии Бо­риса стали величать не царем, а «первостепенным боярином».
Исследователи считают, что после встречи с ви­зантийским императором князь Святослав еще долго находился на Дунае. Ибо на не столь далеком Днепре он оказался уже поздней осенью. У грозных в любое время года днепровских порогов его поджидали в боль­шом числе печенеги.
Такое не было случайностью. Император Иоанн Цимисхий отличался не только полководческими да­рованиями, но и известным низким коварством. Так, воссев на византийский трон исключительно благо­даря помощи жены императора Никифора II Фоки Феофано, он тут же отправил не менее коварную императрицу в ссылку на отдаленный остров. Цимис­хий, заботясь о будущем империи, просто не мог «упу­стить» киевского князя, грозного для Византии свои­ми намерениями и сильным войском, обратно на Русь.
Византийский письменник Иоанн Скилица сооб­щает, что ранее Святослава на Днепр к кочевьям пе­ченегов прибыл полномочный посол императора Ци­мисхия уже упомянутый епископ Феофил. Скилица уверяет потомков, что согласно договоренности Свя­тослава с императором, Феофил должен был, в част­ности, предложить печенежским вождям «беспрепят­ственно пропустить русов». Но печенеги, мол, «отка­зались» это сделать, недовольные-де примирением киевского князя с византийским императором.
Такое посредничество не являлось чертой визан­тийской политики «разделяй и властвуй». Большин­ство историков считают, что епископ Феофил, дове­ренное лицо императора Иоанна Цимисхия, появил­ся в печенежских кочевьях с одной-единственной це­лью — заплатить степнякам за нападение на возвра­щавшегося на Русь князя Святослава Игоревича.
Проплыв на ладьях до «острова Русов» в устье Ду­ная, войско Святослава разделилось. Конную дружи­ну возглавил воевода варяг Свенельд и она напрямую двинулась по степям и лесам в Киев. Воевода Све­нельд убеждал Святослава: «Обойди, князь, пороги на конях, ибо стоят у порогов печенеги». Но гордый воитель не захотел обходить опасность.
Если русской коннице предстояло проделать путь домой в 700 километров, то для пешей рати, шедшей на ладьях, дорога в стольный град Киев оказалась в два раза длинней. На ладьях находилось большое число раненых воинов, которые еще не оправились после осадного сидения в Доростоле.





Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика