Среда, 24.01.2018, 06:55
Приветствую Вас Гость | RSS
История Киевской Руси
в лицах и биографиях


Меню сайта
Поиск
Статистика

Князь Олег ч. 4

Брать дань было обычным делом у каждого побе­дителя. Но князь Олег пошел в поход на Царьград не только за богатой добычей и воинской славой удач­ливого полководца. Главное, что сказали его послы на переговорах с греками, было следующее:
«Да приходят Русь — послы в Царьград и берут посольское (хлебное, столовый запас), сколько хотят: а придут которые гости (купцы), пусть берут месячи­ну на полгода: хлеб, вино, мясо, рыбу, овощи, и да творят им баню, сколько хотят. А поедут Русь домой, пусть берут у вашего царя на дорогу съестный запас, якоря, канаты, паруса, сколько надобно».
Русским купцам отныне разрешалось беспошлин­но торговать на византийских рынках, прежде всего в столице — Царьграде, как и купцам иных народов, получать продовольственное содержание (это же рас­пространялось и на посольства русов) и даже мыться в знаменитых константинопольских банях, сколько захотят торговые люди из Киевской Руси.
Таким образом, главное требование князя Олега заключалось в следующем: каждый русский человек имел право приходить (морем, разумеется) в Царьг­рад — Константинополь — и чтобы там византийс­кие власти принимали его как доброго и уважаемого гостя самой империи. Греческие власти брали на себя бесплатное обеспечение русских гостей-купцов, пока те устраивали свои торговые дела, по крайней мере, на полгода. Возможность вдоволь попариться в бане ценилась не менее обильного угощения. Когда купцы морем отправлялись домой, то их отпускали как доб­рых гостей, давая съестные припасы и все, что было надобно заезжему в далекие края человеку в далеком пути по морю и Днепру.
Олеговы требования означали: в Царьграде с рус­скими людьми должны были обращаться так, как ис­стари обращались на Руси с гостями-чужестранцами. Это было и законом гостеприимства, и дипломати­ческим тактом.
Такое требование, которое легло в основу мирно­го соглашения Руси с Византийской империей, пока­зывало, что греки напрасно называли славян варва­рами. Русские люди у себя дома были гораздо ласко­вее и обходительнее со своими гостями из соседних стран и народов, чем греки. Поэтому и потребовал князь Олег от них вежливого обхождения со своими соплеменниками, будь это послы или торговые люди — купечество и экипажи торговых судов.
Русы до этого имели немало обид на византий­цев за их негостеприимное обращение с теми, кто оказывался в большом торговом городе на берегах бухты Золотой Рог. Князь Олег, поднимая Русь в большой поход на Царьград, хотел и отомстить за прежние обиды, и продемонстрировать военную мощь древнерусского государства. Все это удалось ему сполна.
Конечно, греческие послы на мирных перегово­рах постарались соблюсти и безопасность города, и собственные торговые, денежные интересы. Визан­тийские вельможи, со своей стороны, просили князя Олега о следующем:
«Пусть приходит Русь в Царьград; но если придут без купли, то месячины не получают. Да запретит князь своим словом, чтобы приходящая Русь не творила пакости (буйства, бесчинства) в наших селах. Когда приходит Русь, пусть живет за городом, у Святого Мамонта. Там запишут их имена, и по той росписи они будут получать свое месячное; первое от Киева, также от Чернигова, Переяславля и прочие города (речь шла о дани или укладах русским городам — греки обязывались ее платить Киеву, Чернигову, Переяс-лавлю, Полоцку, Ростову, Любечу и другим русским городам, которые находились под управлением князя Олега). В Царьград Русь входит только в одни ворота, с царевым мужем, без оружия, не более 50 человек. И пусть творят куплю, как им надобно, не платя по­шлин ни в чем».
Такой мирный договор был скреплен клятвенны­ми обещаниями двух государей. Император Лев VI по христианскому обычаю целовал крест. Князь Олег и его мужи-воеводы, по русскому закону как язычни­ки, клялись своим оружием, своими богами Перуном и Белесом, «скотьим» богом.
Византийцам и императорским чиновникам при­шлось немало потрудиться, чтобы собрать ту огром­ную разовую дань, которую требовалось отдать ру-сам, чтобы они ушли к себе на север. Олеговы ладьи не один день наполнялись различными товарами, поскольку серебра в казне империи в достаточном количестве просто не оказалось. Поэтому по стоимо­сти серебряных гривен и давались русам различные товары, которые были в большой цене на торгах в Киевской Руси.
Шелковых и других дорогих тканей оказалось так много, что на обратном пути князь Олег велел своей дружине сшить паруса ладей паволочные, то есть из разноцветного шелка. А остальной рати «от Земли» — то есть ополчению славянских племен — сшить пару­са кропийные — ситцевые.
Когда огромный ладейный флот вышел в Черное море из пролива Босфор, случилась большая беда для мореходов. Сильный ветер быстро разорвал кропий­ные паруса из тонкого ситца. Тогда славяне-морехо­ды сказали: «Останемся при своих холстинах, не при­годны славянам парусы кропийные».
Перед возвращением на родину князь Олег пове­сил на ворота византийской столицы свой щит — как знак окончания войны и наступления мира. Его вои­на также прибили свои щиты к воротам Царьграда, в знак победы над Византией, которая теперь на дол­гие годы превращалась в данника Руси. По такому случаю напрашивается вопрос: не хотел ли полково­дец-дипломат Олег таким жестом продемонстрировать грекам, кого следует отныне видеть своим защитни­ком. Щит воина демонстрировал прежде всего защи­ту, а не нападение.
Русское войско вернулось домой с небывало бога­той добычей: здесь было золото и серебро, ткани и вина, фрукты «заморские», различные ювелирные из­делия — «узорочье» и много всякого другого товара, который был ходок и дорог на торгах Киевской Руси и который могли купить у русов и купцы-варяги из скандинавских земель.
Летописцы-современники так описывали возвра­щение удачливого полководца из большого царьград­ского похода, завершившегося в 907 году: «И приде Ольг Киеву неса злато и паволоки (шелка) и овощи (фрукта) и вино и вьсяко узорочие. И прозъваша Ольга Вещий — бяхо бо людие погани и невегласи».
Так появилось историческое прозвище киевского князя Олега — Вещий. Под таким именем он вошел в отечественную историю, в летописи, произведения пи­сателей и поэтов. А впервые он был назван Олегом Вещим в Новгородской первой летописи. Прославит своим поэтическим пером киевского князя-варяга и поэт Александр Сергеевич Пушкин.




Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz


Яндекс.Метрика